Сценарий “Посвящение в тимуровцы”

    Сценарий Посвящения в Тимуровцы. В зале звучит песня «Гайдар шагает впереди»
1. Вынос Флага Российской Федерации.

    Классный руководитель: «Прошу всех встать. Право внести Флаг Российской Федерации предоставляется Тимуровцам отряда имени Тимуровцев блокадного Ленинграда Вельчеву Василию, Малкеровой Кристине и Малаховой Кристине. Флаг Российской Федерации внести. Прошу сесть».

2. Малкерова Кристина: «Торжественное заседание по случаю Посвящения в Тимуровцы отряда 5 – го класса «А» считать открытым. Слово предоставляется классному руководителю 5 «А» класса Джуромской Нине Валерьевне».
3. Выступление классного руководителя: рассказ об истории тимуровского движения, рассказ об истории отряда имени Тимуровцев блокадного Ленинграда, о дружбе и переписке с тимуровцами блокадного Ленинграда, о тимуровских делах отряда 11 «А» класса. (Далее материал для рассказа)

    Тимуровец — понятие, пришедшее к нам из советских времён, обозначающее образцового школьника, безвозмездно совершающего хорошие поступки на благо общества. Слово “тимуровец” происходит от книги Аркадия Гайдара «Тимур и его команда», герой которой, Тимур, организовал отряд ребят, тайно помогавший семьям фронтовиков, женщинам, пожилым и больным людям. Образ Тимура писатель ассоциировал со своим сыном Тимуром Аркадьевичем Гайдаром.

    После появления этой книги и стало зарождаться неформальное тимуровское движение. Поначалу советская власть отнеслась к нему настороженно, так как оно, как казалось, создавало некоторую конкуренцию пионерской организации. Но позже тимуровцы стали лучшей частью идеологической системы, сохраняя при этом дух волонтерства и добровольчества.

    В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. тимуровские команды и отряды действовали в школах, детских домах, при дворцах и домах пионеров и других внешкольных учреждениях, по месту жительства; только в РСФСР насчитывалось свыше 2 млн. тимуровцев. Они шефствовали над госпиталями, семьями солдат и офицеров Советской Армии, детскими домами и садами, помогали собирать урожай, работали в фонд обороны. В послевоенный период они оказывали помощь инвалидам и ветеранам войны и труда, престарелым, ухаживали за могилами погибших воинов.

    В 1960-е гг. поисковая работа тимуровцев по изучению жизни Гайдара во многом способствовала открытию мемориальных музеев писателя в Арзамасе, Льгове. На средства, собранные тимуровцами, в Каневе организована библиотека-музей им. Гайдара.

    Традиции тимуровского движения нашли свое выражение и развитие в добровольном участии детей и подростков в благоустройстве городов и сёл, охране природы, помощи трудовым коллективам взрослых и во многом другом. Тимуровские команды и отряды создавались в Германии, Болгарии, Польши, Вьетнама, Чехословакии. При этом слово “тимуровец” звучало по-русски.

    В современной России тимуровское движение сохранилось в ряде регионов, а с 2009 года было инициировано новое Всероссийское детско-юношеское и молодежное тимуровское (добровольческое) движение по направлению «Тимуровцы информационного общества», призванное способствовать развитию волонтерского движения в помощь социально-незащищенным группам граждан в информационном обществе.

    Ленинград! Для всех людей на планете этот город стал символом стойкости, мужества, самоотверженной любви к Родине, удивительной силы духа русского народа.

    Ленинград! Этот город стал также символом неисчислимых бед и страданий, которые принесла человечеству вторая мировая война.

    По «плану Барбаросса», утверждённому Гитлером в декабре 1940 года, фашисты хотели захватить Ленинград раньше, чем Москву. Они ненавидели Ленинград и боялись его. Бои под Ленинградом шли больше двух с половиной месяцев.

    В августе 1941 года кольцо блокады вокруг Ленинграда сомкнулось. Начались суровые 900 дней блокады. Ужасную участь готовил Гитлер Ленинграду. Он хотел стереть этот город с лица земли.

    Фашисты окружили Ленинград, обстреливали его из артиллерийских орудий всех калибров и беспрерывно бомбили город с воздуха. На защиту родного города поднялись все его жители. В короткий срок он был превращён в город-крепость

Но Ленинград стоит, к победе кличет,
И все слова бессильны и пусты.
Чтобы потомкам передать величье
Его неповторимой красоты.
И люди шли, чтоб за него сражаться,
Тот, кто не трус, кто честен был и смел, -
Уже бессмертен. Слава ленинградцам!
Честь – их девиз. Бессмертье – их удел. (А.Гитович)

    Зимой 1941-1942 годов в городе не было топлива и электричества. Истощенные, голодные, измученные непрерывными бомбёжками и артобстрелами, ленинградцы жили в неотапливаемых домах. Замёрзли водопровод и канализация. За водой приходилось ходить на реку Неву.

    Смерть входила во все дома. 20 ноября 1941 года норма выдачи хлеба в Ленинграде достигла своего минимума: рабочим выдавалось 250 граммов хлеба в день, всем остальным – 125 граммов. 125 граммов – это кусочек хлеба размером со спичечный коробок…и это была норма на весь день.

    Это было трудно назвать хлебом. Это была тёмно-коричневая липкая масса, отдававшая горечью. Она на 40 процентов состояла из различных примесей, в число которых входила целлюлоза, получаемая из древесины.

    Пытаясь заглушить муки голода, люди ели домашних животных и птиц. Варили суп или студень из столярного клея. Употребляли в пищу лекарства. Многие ездили на Бадаевские склады, собирали комья мёрзлой земли. Правда, сахар, превратившийся во время пожара в густой сироп, ещё раньше организованно собрали и переработали. Но «бадаевская» земля считалась ценным продуктом. Её глотали, запивая кипятком, или вымачивали и пили чуть сладковатую мутную воду.

    Голодная смерть косила людей. Свыше 640 тысяч ленинградцев погибли от голода. Весь мир знает историю семьи ленинградской девочки Тани Савичевой. Это была обычная большая ленинградская семья. Во время блокады все члены этой семьи умерли от голода. Об этом стало известно из дневника, который вела Таня Савичева. На последней странице своего дневника Таня написала: « Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».

    Фашисты думали, что голодные, мёрзнущие люди перессорятся между собой из-за куска хлеба, из-за полена дров, перестанут защищать город и, в конце концов, сдадутся.

Враг силой не мог нас осилить,
Нас голодом хочет он взять,
Отнять Ленинград у России,
В полон ленинградцев забрать.
Такого во веки не будет
На невском святом берегу,
Рабочие русские люди
Умрут, не сдадутся врагу. (Николай Тихонов)

Но гитлеровцы просчитались. Люди, переживающие блокаду, не потеряли человечности, доверия и уважения друг к другу.

    Вспоминает тимуровка блокадного Ленинграда Милютина Заря Александровна: « Страшная зима 1941 года. В уголке булочной стоит маленькая девочка лет семи. Люди, едва держащиеся на ногах от голода, все до единого, проходя мимо девочки, отламывали от своего скудного пайка маленький кусочек хлеба, по пять-десять граммов, – хотя для каждого это был кусочек жизни. Они думали, что девочка начнёт его тут же жадно есть, но этого не случилось. Она рассказала, что вчера умерла мама, а дома осталась маленькая сестрёнка. Она плачет и просит есть, и вот этот хлеб для неё ».

    Другая тимуровка блокадного Ленинграда, Тюлева Ольга Николаевна, вспоминает другой случай: « Однажды в булочной в очереди за хлебом мне стало плохо от голода. Я потеряла сознание. Меня бережно подняли, посадили, вложили в руку упавшие на пол хлебные карточки».

    Осаждённый город продолжал жить. В Ленинграде работали фабрики и заводы, работали театры и музеи. В первую блокадную зиму в городе работало 39 школ. Местом учёбы стали и некоторые бомбоубежища. В жутких условиях, когда не хватало еды, воды, дров, тепла и одежды, многие ленинградские дети учились. Многие шатались от голода, сильно болели. Случалось, что ученики умирали – не только дома, на улице по дороге в школу, но и прямо в классе.

Девчушка руку протянула
И головой – на край стола.
Сначала думали – уснула
А оказалось – умерла.
Ленинградские школьники не только учились, но чем могли, помогали взрослым.
В далёком тревожном военном году,
Под гром батарей, у страны на видуСтояли со взрослыми рядом
Ребята у стен Ленинграда.
И мы никогда не забудем с тобой,
Как наши ровесники приняли бой,
Им было всего лишь тринадцать,
Но были они ленинградцы. (А.Коростылёв)

    Ленинградские мальчишки и девчонки создавали тимуровские команды и помогали взрослым в борьбе против фашистов.

    Они дежурили на крышах и тушили зажигательные бомбы. Они работали в госпиталях: мыли полы, кормили раненых, давали им лекарства. Они обходили квартиры, помогали ослабевшим от голода ленинградцам выкупать хлеб по хлебным карточкам, приносили им воду с Невы и дрова. В двенадцать-пятнадцать лет они становились станочниками, сборщиками, выпускали боеприпасы и оружие для фронта. Они рыли окопы и работали на первых ленинградских огородах. А ведь сами они едва держались на ногах от голода. Сотни юных ленинградцев были награждены орденами, тысячи – медалями « За оборону Ленинграда». Правительство делало все, чтобы помочь Ленинграду. 21 ноября 1941 года по тонкому льду Ладожского озера начала действовать дорога, которую ленинградцы назвали « Дорогой Жизни ».

Дорогой жизни шёл к нам хлеб
Дорогой дружбы многих к многим
Ещё не знают на земле
Страшней и радостней дороги. (Надпись на памятнике)

    « Дорога Жизни» спасла от голодной смерти многих ленинградцев. Шофёры вели свои машины по льду с открытыми дверями. Фашисты бомбили « Дорогу Жизни», и машины проваливались под лёд вместе с водителями. Многие водители погибали, но никто не отказывался от опасных рейсов.

    Вся страна узнала о подвиге шофёра Филиппа Сергеевича Сапожникова. Из-за поломки машины Филипп Сапожников отстал от своей колонны. Произошло это чуть ли не сразу после выезда колонны с базы снабжения, и поэтому весь остальной путь ему пришлось совершать в одиночку.

    На озере Сапожникова настигла метель. Она лезла во все щели старенького «газика», шумела и бесновалась вокруг одинокой машины и, что особенно неприятно водителю, засыпала снегом ветровое стекло. Проще было остановить машину и терпеливо дождаться конца непогоды. Но мёрзнуть Сапожникову не хотелось. Позади осталась дальняя дорога, а впереди, в каких-нибудь десяти километрах, лежал заветный западный берег. Хоть и медленно, но Сапожников продвигался к конечной цели рейса.

    Больше всего беспокоила опасность сбиться с пути. Он часто выскакивал из кабинки и, протирая рукавицей ветровое стекло, старался разглядеть хоть какие-нибудь признаки грузовой трассы. Кругом виднелись одни сугробы. Над Ладогой опускалась ночь.

Так Сапожников проехал ещё несколько километров…И вдруг случилось самое худшее, что может подстеречь шофёра в подобных условиях: жалобно чихнув, замолчал мотор. Встревоженный Сапожников выскочил из кабины. Он понимал, что обязан действовать как можно расторопнее – иначе мотор остынет, и потом никакими силами его не заведёшь. Окоченевшими, негнущимися пальцами он перебрал карбюратор, продул шланг, но мороз, видно, действовал ещё быстрее. Все попытки завести мотор ни к чему не привели.

    Как поступать в таких случаях? Выход, который нашёл Сапожников, возможно, и не предусмотрен в служебных наставлениях для шофёров, но ничего другого он придумать не смог. Сапожников облил бензином свою меховую рукавицу, чиркнул спичкой и, поддев пылающую рукавицу на заводную ручку, стал разогревать мотор.

    Ветер раздувал пламя, и, как ни ловчи, оно доставало пальцы, причиняя мучительную боль. Стиснув зубы, Сапожников решил потерпеть. В конце концов цель была достигнута: мотор загудел. Теперь оставалось проехать несколько последних километров, чтобы сдать товар на складе и отправиться к себе в роту, где его ждал отдых. Эти последние километры оказались самыми тяжёлыми. Пальцы Сапожникова, в особенности на правой руке, покрылись волдырями. Всякое прикосновение к ним вызывало настолько острую боль, что он невольно вскрикивал. И всё же надо было добраться до берега… Сапожников забрался в кабину. Зажмурив глаза, он огромным усилием воли заставил себя взяться за баранку, но удержать её не смог. Тогда он упёрся в баранку локтями и повёл машину. Его «газик», который шарахался из стороны в сторону, первыми заметили регулировщики, дежурившие у Вагановского спуска к озеру. Подбежав к «газику», регулировщики увидели в кабине бледного водителя с перекошенным от боли лицом. Локтями он упирался в баранку, а растопыренные осторожно пальцы держал перед собой.

    « Позовите кого-нибудь из шофёров,- прохрипел он, – мне самому машину в гору не поднять…» Когда к «газику» Сапожникова подбежала медсестра и, взглянув на обожжённые пальцы пострадавшего, сразу же велела ему идти в медсанчасть, Филипп Сергеевич медленно покачал головой. « Обожди, сестричка, не торопись, – сказал он тихо, с трудом преодолевая боль. – Успеем ещё полечиться…» Сапожникову хотелось прежде всего сдать на склад доставленный им хлеб. Так он и поступил, упрямая душа.

Герой не тот,
Кто шествует на плаху
С улыбкой беззаботной на губах.
Не тот,
Кто никогда не знает страха,
А тот, кто первым побеждает страх.
И если он однажды скажет:
« Надо!» -
То люди знают –
Рядом будет он…
Я говорю спасибо Ленинграду,
Что он людьми такими
Наделён. (Юрий Воронов)


Рассказ тимуровских делах 5 «А» класса:

* возложение цветов к Мемориалу Вечного огня 1 сентября 2014 года,
* поздравление учителей-ветеранов с Днем Учителя,
* еженедельная подготовка к участию в районном конкурсе танцев,
* еженедельная маршировка для подготовки к участию в районном смотре строя и песни,
* еженедельная подготовка к зональному конкурсу ЮИДД,
* участие во встрече с Российским Дедом Морозом 13 декабря,
* подготовка к концерту для ветеранов войны в годовщину освобождения Клина 
  от фашистских захватчиков 15 декабря.

    4. Вельчев Василий: Выступает отряд 5 «А» класса с показом элементов строевой подготовки (выход из зала и демонстрация элементов программы смотра строя и песни, песня из кинофильма «Белорусский вокзал».).

    5. Малкерова Кристина: «Слово для зачтения Обращения А.П.Гайдара к тимуровцам предоставляется командиру тимуровского отряда 11 «А» класса Вельчеву Василию».

    8. Вельчев Василий зачитывает Обращение А.П. Гайдара к Тимуровцам. Ребята! Прошло меньше года с тех пор, как мною была написана повесть “Тимур и его команда”.

    Злобный враг напал на нашу страну. На тысячеверстном фронте героически сражается горячо любимая Красная Армия. Новые трудные задачи встали перед нашей страной, перед нашим народом. Все усилия народа направлены для помощи Красной Армии, для достижения основной задачи – разгрома врага.

    Ребята, пионеры, славные тимуровцы! Окружите еще большим вниманием и заботой семьи бойцов, ушедших на фронт. У вас у всех ловкие руки, зоркие глаза, быстрые ноги и умные головы. Работайте безустанно, помогая старшим, выполняйте их поручения безоговорочно, безотказно и точно, поднимайте на смех и окружайте презрением белоручек, лодырей и хулиганов, которые в этот час остались в стороне, болтаются без работы и мешают нашему общему священному делу. Мчитесь стрелой, ползите змеей, летите птицей, предупреждая старших о появлении врагов – диверсантов, неприятельских разведчиков и парашютистов.

    Если кому случится столкнуться с врагом – молчите или обманывайте его, показывайте ему не те, что надо, дороги. Следите за вражескими проходящими частями, смотрите: куда они пошли? какое у них оружие? Родина о вас позаботилась, она вас учила, воспитывала, ласкала и часто даже баловала. Пришел час доказать и вам, как вы ее бережете и любите. Не верьте шептунам, трусам и паникерам.

    Что бы то ни было – нет и не может быть такой силы, которая сломала бы мощь нашего великого, свободного народа. Победа обязательно будет за нами.

    Пройдут годы. Вы станете взрослыми. И тогда в хороший час, после радостной мирной работы вы будете с гордостью вспоминать об этих грозных днях, когда вы не сидели сложа руки, а чем могли помогали своей стране одержать победу над хищным и подлым врагом.

    6. Малкерова Кристина: «А теперь, ребята, у вас есть уникальная возможность услышать живой голос Аркадия Петровича Гайдара, который обращается ко всем тимуровцам страны. (Радиозапись Обращения А.П. Гайдара)

    7. Малкерова Кристина: «Переходим к церемонии Посвящения».

    8. Вельчев Василий: «Отряд! Равняйсь! Смирно! К Посвящению в Тимуровцы стоять смирно!»

    9. Малкерова Кристина: «Право быть первыми посвященными в Тимуровцы предоставляется

  • Волковой Елене (старосте 5 «А» класса),
  • Барулиной Анастасии (старосте 5 «А» класса),
  • Поярковой Татьяне (старосте 5 «А» класса),
  • Мироновой Веронике (отличнице учебы),
  • Малахову Александру (командиру юнармейского отряда 5 «А» класса)
  • Формесин Никите (командиру отделения)

    10. Вельчев Василий: «Всем вышеназванным ребятам выйти из строя! Галстуки тимуровцев повязать!» (звучит песня «Гайдару салют»)

    11. Малкерова Кристина: «Посвятить в Тимуровцы ребят 5 «А» класса. Галстуки тимуровцев повязать! (Студенты, бывшие тимуровцы, повязывают галстуки ребятам 5 «А» класса, звучит песня «Гайдару салют).

    12. Вельчев Василий: «Отряд! Отрядную песню «Гайдару салют!» запевай!»

    13. Малкерова Кристина: «Церемония Посвящения в Тимуровцы окончена. Поздравляю Вас, ребята! Теперь вы настоящие тимуровцы. Будьте достойны этого высокого звания!»

    14. Вельчев Василий: «А теперь небольшой сюрприз от отряда имени Тимуровцев блокадного Ленинграда 5 «А» класса (исполняется французский вальс).

    15. Малкерова Кристина: «Спасибо всем за внимание. До свиданья!»